Понедельник, 18.12.2017, 21:40Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Календарь новостей

«  Июнь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Мини-чат

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 254

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2008 » Июнь » 4 » Порка на двоих...эротический рассказ...
Порка на двоих...эротический рассказ...
11:51
Порка на двоих...

Саша смолоду увлекался эротической поркой. Но по закону подлости все его бывшее девушки не были сторонницами такого вида развлечений. И вот однажды его направили на летнею практику в небольшое село по близи киевской области. Лето обещало быть очень жарким. Было начало июня. Саша еще долго матюкался по поводу того, что его столичного парня заперли в такую глухомань. Он учился на хирурга, а в селе Дубкино как раз временно нужен был помощник хирургу в местном медпункте. Приехав на место Саша поселился на квартире у какой-то бабки, с которой универом яко бы заранее было договорено. Его смена заканчивалась в 20:00, а потом гуляй Вася. Саша конечно завидовал тем одногруппникам, которым выпало проходить практику в Киеве, ведь они после своей смены спокойно шли тусоваться на Майдан, или еще куда не будь. Саша уже здорово пожалел что нагрубил декану. Но скучать Сашка не привык, так что с окончанием своей смены он активно изучал местные достопримечательности. Особенно ему нравился небольшой лесок с озерцом в нем. Он стал ежедневно наведываться туда после смены.
Там он и познакомился с Анной. Девушка была самая обыкновенная. Милое личико, раскосые карие глазки, небольшой носик, слегка вспухшие губки, прямые черные волосы до нежных изящных лопаток, стройная фигурка, не большая грудь, с озорно торчащими сосками из под купальника, утонченная талия переходившая в длильные стройные ножки. На первый взгляд настоящий ангелочек, но Сашка как столичный парень этим всем сильно удивлен не был. Единственное, что заставило его действительно отличить эту, на вид 19-20 летнею, девушку от остальных, так это ее раскосые карие глазки, как у девушек с востока, с хитреньким взглядом, даже слегка похотливым. Но самое главное, это плавки которые обтягивали настолько аккуратную, упругую попачку, словно ее выточил скульптор. Саша поймал себя на мысли, что более классной попки он не видел не у одной из девушек до этого. Широкие бедра, длинные ножки, как говорится высоко поставленные, которые заканчивались не большими, но настолько круглыми и выпуклыми полушариями, что даже самые простенькие плавки, которые их не сильно обтягивали, не могли скрыть ихних упругих и вздернутых форм. Под двумя изящными кругляшками, там где они переходили в длильные ножки, даже если ее ножки стояли вместе, образовывалось сердцевидное пространство, подчеркивающие округлость и широкость бедер с вытонченностью талии. Вверху это сердцевидное пространство заканчивалось двумя отчетливо просматриваемыми холмиками половых губок, которые словно вспухли прорезаясь через ткань плавочек. Это говорило про то, что либо эта девушка была на данный момент сильно возбуждена, либо это у нее от черезмерного воздержание. Обычно в ее возрасте если и ходят целками, то активно занимаются рукоблудием. Уведенное говорило за то, что скорее всего, даже если она уже и не девушка, то секса у нее не было уж очень давно.
Саша уже мысленно представил, как эта малышка задрав подол платится, ложится к нему на коленки, для 50 смачных шлепков по выставленной попке, в сексуальных обтягивающих стрингах, за опоздание на свидание. Саша конечно же познакомился с Анной. Они каждый вечер купались в озере, после чего ходили гулять по окрестностям, но всегда ближе пионерского расстояние Анька Сашу не подпускала, а ровно в 22:30 он провожал ее дамой. Так было с неделю или две. Саша узнал, что живет Анна тоже в Киеве, что его сильно обрадовало, а на летние каникулы приезжает проведать деда с бабкой. По рассказам ее дед был старой закалки и держал ее в ежовых рукавицах. У Саши зародилась мысль, что возможно он чистенько работает над Аниной покой за провинности. Эта мысль не давала ему не есть не спать. Он хотел это узнать, но Анна на вопросы типа:
- Чего ты так боишься прейти позже 22:30, ну покричат на тебя и успокоятся.
- Если бы…
- А что?
- Да нет, нечего…
Увиливала от ответа Аня, и после подобных разговоров густо краснела до кончиков ушей. Спустя две недели Сашка таки сломал эту пионерскую дистанцию. Они уже активно целовались и Сашка частенько шарил у Аньки под коротенькой клетчатой юбочкой, мацая ее за прелести. Даже через трусики Ани Сашина рука вся блестела от ее выделений. Она призналась, что еще девочка и до него даже целоваться нормально не умела. Саша этим был приятно удивльон, ведь она уже взрослая девушка.
И вот у Сашки зародился коварный план, умышленно задержать Аньку до 23:00. Когда он ее провожал на пороге уже ждал злой дед, который за ухо уволок Аньку в дом, подгоняя смачными шлепками по заднице. На следующий день все ожидания Саши оправдались. На озеро Анна не пришла, значит это скорее всего что не хочет светить исполосованными прелестями. Под юбку Сашу тоже не пускала дня два-три, и на вопрос почему, лишь густо краснела, а от легкого прикосновения через ткань юбки к попачке, сильно вздрагивала, громко хватая воздух открытым ротиком или томно постанывала прикусывая нижнею губку, как при ласках под юбкой перед волной микро оргазмов.
Заканчивалась Сашина практика и на последок Аня опаздывала домой на часа два.
С: Послезавтра мне прейдется ехать домой.
А: Я приеду в Киев, как только смогу.
С: Слушай, мы уже серьезно задержались, тебе опять влетит?
А: Не в первую…
С: Следы долго видны?
А: А ты откуда знаешь?!- Смутилась Анька и на ее щечках появились румянцы.
С: А то не видно как ты притронутся к себе не даешь после подобных опозданий, а на речке даже юбку не снимаешь.
А: Дня три-читыри. Сидеть спокойно могу на третий день, и то не всегда.- Сказала Аня потирая руками свою попку, словно в предвкушении предстоящего, в то время как ее щеки уже пылали от пожара, словно после десятка подщечен.
Воцарила затяжная пауза, в тот момент когда они подошли к Анькиному дому. На пороге встретил, впрочем как обычно в таких случаях, ее дед.
Д: Ну милая, ты вообще совесть потеряла!
С: Это я ее задержал.
Д: Молодой человек, вам эта юная леди не рассказывала не разу, что ей бывает за непослушание.
С: Нет.
Д: Анна расскажи своему молодому человеку, как ты визжишь на лавке под ивовым прутиком.
А: Деду, ну не надо, пусть он уйдет…
Д: Нет моя милая, я сыт по горло твоими выходками! Если он действительно тебя любит, то будите высечены оба, по 30 прутьев каждому, а если он откажется, ты получишь все 60, и мне плевать сколько ты после этого не сможешь сидеть, ясно! Да и еще, прутья закончились, так что завтра пойдешь с утра за ними, что б до вечера в рассоле вымокли. Ожидание порки заставит вас молодые люди подумать над своим поведением. Всего хорошего.- И дед хлопнув дверью вошел в дом, оставив их на едене.
А: Саша ты не должен…- Саша сделав жест рукой, дал понять что б она замолчала.
С: Завтра вместе пойдем за розгами, встретимся в 7:30 у озера, там много плакучих ив.- И они расстались.
Настало утро. Саша в указанное время ожидал Анну у озера. Без нее он не рискнул преступить к нарезке прутьев, так как понятие не имел как это правильно делается. В его голове кипел пожар. Сегодня перед ним будут пороть эту смачную попку. Ведь он до этого лишь лапал ее под юбкой, но так не разу и не видел ее, так как Анна уж очень стеснительна, а сегодня он не просто увидит все Анины прелести, но и будет свидетелем ее порки. Но самое главное, что и его самого высекут перед ней. Это все заводило Сашу так сильно, что его дружек, если б не плотная ткань джинс, вырвался б наружу. Мысленно он решил, что вынесет свою первую порку в жизни как мужик, и будет себя вести, как можно сексуальней.
Анна решила тоже пофлиртовать воспользовавшись моментом. Она одела розовые тоненькие стринги, спереди через кружева которых просвечивались остатки растительности на ее лобке, выбритого этим утром. Они словно оттеняли и без того тугую, упругую и до безумия аппетитную круглую попку девушки, врезаясь меж ее половинок. Затем последовали белоснежные чулки, с кружевными резинками на верхней части бедер. Коротенькая клетчатоя воздушная юбка, как у школьницы, и коротенький топичек, обтягивающий, уже взбухшие от желание соски, которые отчетливо пропечатывались сквозь тонкую белую ткань, в месте с небольшим ореолом вокруг них. Она сама чуть не кончила от собственной сексуальности, когда надевала туфельки на высокой шпильке перед зеркалом, увидела как при наклоне обнажается часть кружевных резинок на чулке, а если наклонится по ниже, то и часть почти ни чем не прикрытых полушарий ягодиц, которые вырезались из-под тоненькой полоски ткани меж ними, выглядывая из-под подола коротенькой юбочки.
Увидев Аню Саша потерял дар речи. Анна же мысленно уже смерилась, что ей придется сегодня задрать юбку перед ее парнем. От этого было стыдно, так стыдно что пропадал страх перед предстоящей поркой, но вместе с тем возникало томное жжение между ног, там в уже, от одной мысли об о в всем этом, в промокшей ткани трусиков, в ее промежности стучали молоточки, вызывая желание вперемежку со стыдом. Ей и раньше было стыдно, что ее, 19 летнею девушку секут как ребенка, ведь она уже сформировавшаяся девушка со всеми упругими изящными формами. И ей приходится задирать юбку перед дедом. От этого всегда было стыдно и начиная с 13 лет, что-то еще, не обеснимо приятное внутри внизу живота. Но сегодняшнее чувство переплюнуло остальные разы в десятикратном размере. Она вся дрожала от возбуждения, у нее даже был легкий жар. Ее щеки пылали огнем. Всю ночь она представляла себе, как ей придется лечь на лавку в присутствии ее любимого парня, задрать подол коротенькой юбочки, и вопросительно взглянуть на деда, можно ли оставить эту тонкую защиту девичьей стыдливости, в виде розавеньких стрингов. Она представляла как кокетливо выставит, слегка приподняв прогнувшись в спинке, свою и без того выпуклую попачку, как будет сексуально вздрагивать прикусив губку и издавать томные стоны с легким повизгиванием при каждом новом ударе розги, от которой будут взбухать все новые и новые алые полосы на ее беззащитной поп ке, делая ее еще сексуальней. Нет, она не мазохистка, и даже не когда не увлекалась подобными вещами. Просто это все само по себе безумно возбуждает девушку. А так же и то, что ее парня тоже будут сечь в ее присутствии. С этими мыслями Анна долго мастурбировала перед тем как заснуть. Она кончала и кончала, все новые и новые волны сладострастных оргазмов заставляли ее девичье тело биться в судорогах наслаждения на уже мокрой от ее пота постели. Она выгибалась в спинке и запрокидывая голову назад, громко ловила ротиком воздух, продолжая тереть измученный клитор. Но желание не уходило все равно… Измученная Анна заснула лишь под утро. Ее вульва и клитор продолжали гудеть от напряжения, а из киски ее соки стекали на и без того промокшую простынь от ее пота и выделений.
А: Приветик!
С: Привет!
А: Ну что, преступим?
С: Давай. А какие резать?
А: Длиной метра полтора, гибкие и хлесткие, толщенной чуть меньше мизинца у основания. Затем очищай от листьев и складывай сюда.- Указала Аня на траву у своих ног. И они преступили к нарезки прутьев.
С: Ну, кажись хватит?
А: Сколько у тебя?
С: С двадцаток.
А: У меня где-то также, должно хватить, давай еще чучуть нарежем, что б про запас. Я меньше всего это люблю делать, это ожидание и подготовка хуже самой порки.
Когда Анна подпрыгивала за очередной веткой ивы, ее воздушная юбочка в складочку подлетала, открывая Сашиному взору кружевные резинки чулков. Когда они закончили, Аня знала, что Саша уже изрядно заведен от ее прыжков за ветками и специально нагнулась за уже срезанными прутиками, не згибая коленок, медленно открывая Сашиному взору не только все чулочки, но и часть попки.
С: Классные трусики. Но плохо защищать будут.
А: Какая разнится, все равно их прейдется снять.
С: Но видь они нечего не защищают.
А: Это скорее дело принципа.
С: И когда мне к тебе приходить?
А: В часов шесть. Прутья должны пропитаться в рассоле.
С: Это что б больнее было?
А: Да, и для дезинфекции, иногда кожа лопается если розгу дернуть на себя, это называется порка с оттяжкой.
С: И часто тебя так, с оттяжкой?
А: С семи лет раз или два в неделю, а что?
С: Но ведь ты уже взрослая?
А: Да, но ведь тебе нравится моя попка?
С: Да, но причем туту это?
А: А при том, что порка полезна для девичьей попки, особенно с детства, конечно если пороть с умом. Ведь она стимулирует развитие ее чувственности кожи, упругости, даже влияет на развитие широких бедер у девушки-подростка, благодаря регулярному притоку крови к ягодицам, разбивает целюлит и т.д… Ну и конечно воспитывает девушку покорной и смеренной. Ты ведь рад, что твоя девушка девственница, или как вы парни выражаетесь целка-патриотка в свои 19?
С: Что целка да, а вот что патриотка не очень.
А: Ну вот, это тоже спасибо розге.
С: Знаешь, а я всегда мечтал увидеть как порят девушку, особенно мою любимую, да и еще с такой классной попкой как у тебя. А больше всего мне хочется выпороть тебя собственноручно!
А: Ну-ну милок, остынь. Это успеется. Вот если у нас с тобой дойдет дело до свадьбы то и выпорешь, а после и женщиной сделаешь.
С: Это как выпорешь, в смысле перед самой свадьбой?
А: Это у нас в семье традиционно, жених дает первую воспитательную порку своей невесте.
С: Ты сказала первую?
Да, а затем порет на протяжении всей совместной жизни, когда та провинится. Я не мазохитска и меня это особо не радует, что мою задницу будут драть даже после замужества, хотя я считаю это правильно и справедливо. Жена должна быть послушной девочкой и во всем слушаться мужа, а если что под прутик. Прутик должен быть тоненьким, но не слишком, тогда он не когда не навредит женской попке, а как я уже сказала на оборот полезен, если только в меру. В отличии от ремня, прыгалок, и прочих традиционных предметов воспитание, он не оставляет синяков, а боль гораздо сильнее чем от ремня, уж можешь поверить чем меня только не пороли, даже крапивой! Я сама попросила остановится на розге из ивы. Прутик ивы становится розгой лишь после того как его вымочат в рассоле часов 5. Кстати, не могу сказать, что это не заводит, что-то в этом есть и наверняка довольно сексуально рассматривать на следующий день свою исполосованную попку в зеркале, наказанную любимым. Ну ладно, до вечера, пока.
С: Счастливо!
И они разошлись.
Настал вечер.
Саша собирался к Анне. Он сильно хотел надеть черные брюки с белой рубашкой, но боялся что его не падающий кол, будет торчать из них при Анне, хотя она итак все увидеть.
Сашу на пороге встретила Анна. Она была одета как и сутра в клетчатую юбку с топикам и туфельками на высокой шпильке. Ее голос дрожал. На щеках были румянцы то ли от возбуждения то ли от стыда, хотя скорее всего от того и другого вместе.
А: Идем, все готово.- Сказала она дрожащим срывестым голосом и они вошли внутрь. Узким темным коридором, с слегка затхлым запахом, они вошли в гостиную. Она была светлая, не смотря на то что окна были уже предварительно зашторены. По среди большой комнаты уже стояла выдвинутая на середину деревянная лавка, на которой лежала не большая подушечка. Саша как любитель порки сразу понял ее назначение. Она подкладывалась под низ живота Анны, для того что б приподнять ее попку повыше. Саша бросил невольный взгляд на попку девушки и подумал, что это лишнее, так как она у нее и без того будет приподнята. В комнату вошел дед.
Д: Ну голубчики готовы?- в ответ тишина. Саша посмотрел на Анну. Та будто бы была готова провалится сквозь пол и при этом всем больше всего хотела быть именно тут и сейчас.
Д: Анна, почему до сих пор не принесла розги, анну марш!- Аня вышла из комнаты и вернулась тут же с корытом в руках, в котором мокли длильные ивовые прутья.
Д: Вот и хорошо! Ну, кто будет первым, прошу.- И дед указал рукой на скамейку. Анна уже взялась за подол юбочки и думала направится к лавке, как Саша ее опередил. Щелкнув ремнем на черных брюках, он его расстегнул и потащил молнию ширинки в низ. Трудно описать тот взгляд которым Аня буквально съедала каждое движение Саши. У нее задрожали коленки и по телу прошла томная дрожь. Сашины брюки упали перед лавкой. Из трусов выпирал огромный орган. Он и их спустил. Аня впервые в жизни видела парня голого, да еще и возбужденного.
Д: А тебя заводит то что она тебя видит.- Про хихикал дед, с ехидной улыбкой.
Саша посмотрел на Анну. Она стояла не подвижно с слегка приоткрытым ротиком, ее пухленькие бантиковидные губки были влажными, щеки пунцовыми, она тяжело дышала, от чего ее ямочка на шейке билась как у птички загнанной в угол. Встретившись с Сашей взглядом, она тут же опустила глаза, похлопывая своими длильными слегка загнутыми ресничками, смутившись еще больше прежнего. Она стояла перед ним словно ковыряя носочком туфельки пол согнувши ножку в коленке, сведя руки спереди в замочек и похотливо улыбаясь посмотрела на него из-под черной пряди волос свисавшей челки. Саша лег на лавку. Дед выбрал прут. Посвистел им в воздухе проверяя на гибкость. Сашины ягодицы напряглись и рослабились в такт этому свисту. Аня улыбнулась и подумала: «Точно как у меня в таких случаях». Затем она затаила дыхание, словно это не Сашу будут пороть, а ее.
Д: Ну что готов?- Спросил дед, взглянувши на Анну, котороя наблюдала происходящие во все глаза, словно боясь пропустить малейшею мелочь. Саша лишь кивнул головой в ответ. Дед еще несколько раз проверил прутик в воздухе на гибкость, и начал пороть. Первых пять ударов Саша выдержал молча, лишь свист прута розсекавшего воздух комнаты нарушал тишину и скрип лавочки от легкого вздрагивание Саши всем телом, при каждом новом ударе, оставляющим розовую полосу на белой попке, которая быстро краснела. Анна стоя рядом, при каждом ударе по Сашеной попке, слегка жмурилась незаметно вздрагивая сжимая и раслобляя ягодицы, словно второй не видимый прутик полосует и ее попку вместе с Сашиной. Затем Сашка начел издавать легкие стоны. После двадцатого удара он уже не контролировал себя и громко вскрикивал после каждого удара. Его попка была все иссечена красными полосами, и каждый новый удар был как прикосновение раскольонного железа. Внезапно для него самого все закончилось, когда казалось что конца не будет вообще. Он встал и с трудом натянул трусы с брюками. Развернулся застегивая ремень и взглянул на Аньку. Еще не когда до этого она не казалась ему более прекрасней чем сейчас. Именно такая: смущенная с растрепанными волосами, с похотливым взглядом, ее глаза просто искрились от желание и возбуждение. Но была ее очередь и она была явно смущена и ей было стыдно, что сейчас придется заголятся перед любимым парнем, но как не странно именно это ее так возбуждало, что ее пробирала дрожь, и она поняла, что кончит еще задолго до конца порки, так как так сильно ей еще не хотелось не когда ранее. Она и раньше кончала под розгой, но всегда считала это каким то пороком и старалась об этом не думать. Но это происходило редко и под конец особенно суровой порки. После подобных случаев подушечка на которой она лежала была вся мокрая и дед стыдя ее добавлял десяток горячих. Меньше всего она хотела что б это случилось сегодня, но поняла, что это неизбежно, уж слишком сильно она была возбуждена. Ее соски настолько набухли, что топик уже вовсе не скрывал девичьих прелестей, а лишь предавал сексуальности. Трусики, так те вообще хоть выкручивай. Именно в этот момент Аня поняла, что хочет быть высечена перед своим парнем, это действует сильнее секса, это не передать словами. Ей не было так сильно сладко, когда она наблюдала порку Саши, как сейчас, осознавая то, что должно произойти. Именно в этот момент она поняла, что для девушки естественное желание быть выпоротой своим любимым, ощущать стыд и боль одновременно, которые отдаются внизу живота чувством сильнее всякого множественного оргазма, который она неоднократно испытывала лаская себя в одинокой постели. Она наконец поняла, что нету не «нормальных», не «мазахисток», просто это естественное желание для каждой девушки. Просто не каждая этот дар успела в себе открыть. Даже природа и та позаботилась о том, что б женская попка лучше всего подходила для порки по своему строению и сексуальности, без которой нельзя открыть ее полной красоты. До нее дошло, что девушка создана для послушания, а мужик для ее воспитание. Все это промелькнуло в ее голове за считанные секунды. После этого, холодный пот отошел от ее лба и она лукаво улыбнулась взглянув на Сашину гримасу, затем не спеша, сексуальной походкой покачивая бедрами, как модель на подиуме, направилась к лавке, не дожидаясь дедавого приглашения. Аня подошла к лавке и взялась за подол своей коротенькой юбочки. Саше казалось что его сердце вот-вот остановилось, а в груди что-то волнительно-сладко за щекотало. Он почувствовал как его брюки просто трещат от давления его члена изнутри.
Д: Погоди Анна! Нечего своим задом перед парнями светить. Этот молодой человек доказал что любит тебя, а теперь я считаю что ему стоит пожалеть твою девичью стыдливость, и подождать за дверью.
Саша обломано развернулся и не довольно поплел к двери в коридор с мыслями, что если не увидит то хотя бы услышит как будет петь это милое создание под розгой. Но тут его остановила Аня.
А: Саша постой.- С этими словами она развернулась к нему всем телом, сделав поворот таким быстрым, что ее юбка слегка взлетела в воздух, показав ее деду пикантность белья, которое одела девушка ради такого случая. Дед понял все без слов, так что Аня могла и не продолжать. Аня же в свою очередь заметила, как сильно оттопырились Сашины брюки, и лишь кокетливо улыбнулась ему, поправляя волосики со своих румянцев на щеках.
А: Это не справедливо с твоей стороны! Я ведь видела Сашину порку, почему он не может посмотреть как будут сечь меня?!- Бросила Анна раздраженным голосом деду.
Д: Перебьется, нечего до свадьбы на твои прелести заглядываться, если любит по настоящему то еще успеет, так что и надоест.
С этими словами Саша не согласился, так как не мог понять как такое тело может надоесть, но решил промолчать.
А: Да я согласна, но ты знаешь что мне будет ужасно стыдно при его присутствии во время порки, а ты сам говорил, что стыд это неотьемлимая часть наказания!
Д: Да это так, но ведь дело не в этом, правда! Посмотри на себя, ты ведь уже вся дрожишь от возбуждения. Скажи просто, что хочешь похвастаться своею сексуальною фигуркою, да еще и в такой пикантной ситуации, когда твою юную девичью попку секут розгой.
С: Да это так, и что! Да я хочу что б ты меня высек перед ним, да меня это возбуждает, и я от одной мысли об этом уже вся мокрая еще со вчерашнего вечера.
Д: Заткнитесь, сучка, что ты себе позволяешь!
А: А что, деду, ты меня сечешь в 19 лет, да еще и в присутствии моего парня, не важно в комнате он или все слушает под дверью, и хочешь что б я не кончила под розгой от возбуждения?! Извини но я не фригидная!
Д: Ну что ж раз так, то будь по твоему, пускай смотрит! Но учти, пороть я буду с оттяжкой, и попробуй тока хоть раз прикрыться руками или вильнуть задом! Начну пороть заново, с первого удара, поняла?! Ты меня знаешь!- Ворчливо пробурчал недовольным голосом дед.
А: Да, и еще одно, пусть меня высечет Саша, раз он уже остался. Не волнуйся он знает как пороть и что такое порка с оттяжкой я ему лично поведала на кануне. Ему осталось лишь опробовать свои теоретические знания на практике.
Д: Ну ты малая вовсе оборзела, наверное барзометр вовсе со строя вышел! Ну да ладно, коль уж остался пускай и сечет. Только при одном условии, что раз он не опытен, то ты получишь на десяток прутьев больше назначенного, согласна?
А: Хорошо…- Тихо выдохнув, сказала еле слышно Аня, понимая что это будет не легко.
Саша стоял не просто в шоке, а даже более того. Если на Земле и есть состояние нирваны то он был именно там. Наконец сбылись все его самые сокровенные мечты.
Аня снова развернулась к лавке, и стала на нее на коленки, даже не сняв туфелек на шпильке. Дед понимал то что происходит и решил не делать замечание насчет этого. Затем плавно, не торопясь, Анна потянула за подол юбочки в верх. Ее длильные стройные ножки обнажались сантиметр за сантиметром. Обычно когда она так медлит то получает выговор с дополнительными розгами от деда, но тут он решил дать ей свободу действия и не торопил, а лишь с интересом наблюдал на реакцию Сашки. Вскоре подол юбочки начал открывать кружевные резинки чулков, зачем последовали краюшки попачки, выступавшие выпуклыми полумесяцами из- под краюшка уже почти задранной юбки. Не подымая ее до самого верха, Аня потащила вниз за тоненькие полоски ткани шелковых стрингов, которые обтягивали ее бедра. Она медленно спустила их до коленок. В этот момент ее юбка была полузадрана, открывая лишь часть попки и блестящих от выделений взбухших половых губок, которые буквально съедал голодным взглядом Сашка. Затем Аня легла низом живота на подушечку, после чего высоко, до самой талии, задрала подол юбки, так что даже были видны ее две сексуальные ямочки чуть ниже поясницы над попачкой, и тихо жалобно вздохнула. Аня вытянулась стрункой на лавке, протянув руки в перед, сжимая в ладошках края лавочки она прогнулась в спине, словно приподымая попку над подушкой. Ее аппетитная попка оказалась самым высоким местом. Саше не мог налюбоваться этой картиной, ее изящными и круглыми формами тела. Оно было просто совершенно. Дед подошел к Саше.
Д: Ну, видишь как она перед тобой выстелилась! Всыпь этой похотливой сучке так что б неделю сесть не смогла.- Процедил злобно дед сквозь зубы.
Саша подошел к корытцу с розгами и выбрал самый длильный тоненький и на его взгляд хлесткий прутик. Анна следила за ним взглядом, стараясь этого не выдать, поворачивая лишь зрачки карих глазок выглядывая из-под рассыпанных волос, оставаясь при этом лежать на лавке не подвижно. Затем не проверяя его на гибкость, подойдя к лавке, без предупреждения Саша стегнул им Аньку по торчащей попке, дернув им на себя. Девушка вздрогнула всем телом не издав не звука. Лишь свист розги и алая полоска, которая быстро краснела, на девичьей попке перечертив ее четко на самой выпуклой точке обе половинки, говорили о первом ударе. Через пару секунд, когда Саша полюбовался на деяния рук своих, он стегнул Анну еще, затем еще и еще… Саша порол девчонку не торопясь, со вкусом и оттяжкой. После каждого очередного удара Анька вздрагивала всем телом, но продолжала молчать как партизанка вцепившись в лавку и прикусывая губы до крови. Саша как художник укладывал параллельные полосы на беззащитную, уже изрядно исхлестанную попку девушки. Иногда удары не выходили параллельными и перекрещивали предыдущие. В эти моменты Саша видел как особенно сильно вздрагивает тело девушки, а руки судорожно сжимали края лавки, и начал умышленно ложить розгу поперек предыдущих ударов, стараясь при этом что б она максимально много перечеркнула уже вспухших красных рубцов на попке девушки, которая так смиренно и покорно отдалась в его распоряжение. Лишь на двадцатом ударе Анна прогнулась в спинке, сильно дернулась прикусив нижнею губку и томно резко выдохнула. Это была лишь половина порки. На ее попке полосы от прутьев словно сеткой покрывали всю ею поверхность, так что уже стараться попасть специально по поротому месту накрест не было смысла. Саша деловито опустил розгу, и забыв о присутствии деда, погладил исхлестанную поверхность Аниной попки, отчего та вся просто вздрогнула словно от удара тока, задрожала всем телом, и податливо прогнулась в спинке подавая свою исхлестанную попачку на встречу его руки, незаметно разводя ножки в стороны, словно приглашая его пальцы внутрь мокрого пульсирующего девственного влагалища. Ее дыхание участилось и стало прерывистым. В момент самого прикосновения она чуть слышно простонала толи от боли толи от возбуждения. Дед глядя на это недовольно похмыкал в зажатый кулак, от чего Сашина рука тут же отдернулась назад, а Аня томно вздохнула. Саша обошел лавку с другой стороны и продолжил порку. Анна уже громко стонала при каждом новом ударе, выгибаясь всем телом, подбрасывая попку слегка вверх за прутиком. Она уже вся кипела от желания, и активно терлась лобком об подушку, которая уже и без того была вся мокрая, особенно после того как Анину попку погладил Сашка. Ее ерзанья вскоре стали настолько откровенны, что были замечены как дедом так и Сашкой. На двадцать девятом ударе она начала тихонько повизгивать при каждом последующем ударе. После 39 удара, Аня еле заметно раздвинула ножки в стороны и лукаво взглянула на Сашку слегка повернув голову на бок. В ее взгляде читался стыд, желания и мольба сделать то что она хочет. Саша все понял без слов и последний удар нанес так что кончик прутика хлестнул по мокрой промежности, влага которой только усилило боль прикосновения кончика розги к столь нежному и сокровенному месту девушки. В это момент Анна громко вскрикнула затрясясь в судорожном оргазме и слетев с лавки упала не подвижно на пол на бок, поджав свои длильные ножки в коленках под себя, обхватив их руками. Ее исхлестанная попка была прелестна в этой позе словно спелый персик. Через мгновение ее сотрясли еще несколько беззвучных судорог оргазма, после которых она осталась лежать неподвижно с закрытыми глазами и приоткрытым ротиком жадно ловившем воздух. Дед молча вышел из комнаты, дав понять что б Саша о ней сам позаботился. Саша же подойдя к Анне, поднял ее обессилившее тело на руки и понес в сторону дивана у окна. Положив ее не живот он пошел за тряпкой которую вмокнул в рассол из-под прутьев и слегка выжал после этого, и заботливо начал обтирать пораженные места попки девушки, холодной жгучей материей. Аня же громко стонала от боли вперемежку с жутким возбуждением. В эту ночь она стала женщиной, получившей первую порку от своего любимого и потерявшая девственность за один день…

Категория: Веселые картинки | Просмотров: 3174 | Добавил: Ваня | Рейтинг: 3.0/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Используются технологии uCoz